Вечная Женственность

Учение о Духе Святом в ранней Церкви

Максимов Юрий Валерьевич — православный религиовед, преподаватель Московской духовной академии, член синодальной рабочей группы по составлению концепции межрелигиозных отношений Русской Православной Церкви, участник ряда международных конференций, автор четырех монографий и свыше 70 статей на темы патрологии, исламоведения, богословия, история Церкви, агиографии, истории Византии, и др.

 

“Для св. Феофила характерно объединение домостроительства Сына и Духа в их промыслительном отношении к миру: «Бог через Слово и Премудрость врачует и животворит. Бог Словом Своим и Премудростию сотворил все… Превосходна Его Премудрость (Авт. I.7)». «Никому другому сказал Он: “Сотворим”, как Своему Слову и Своей Премудрости (Авт. II.18)». Св. Феофил, первым из древних авторов обращает внимание на участие Духа Святого в деле творения мира и утверждает тем самым Его вечное Божественное бытие. Он также первым учит о Сыне и Духе как о Тех, Кем творил Бог мир, впоследствии и, вероятно, под его влиянием об этом будут говорить Тертуллиан (Пракс. 6.12) и св. Ириней (Пр. Ер. IV.4).

«Сей Бог мой… Который утвердил землю на водах, и дает Дух, питающий ее, Дух Коего животворит все, и если Бог удержит Дух у Себя, вселенная разрушится. О Нем ты говоришь, человек, Его Духом дышишь, и Его-то не знаешь (Авт. I.7)”. Промыслительные действия Духа выражены глаголами trofodoto (кормить, питать, содержать, воспитывать, образовывать, сгущать), zoogoneo (рождать, животворить, сохранять в живых, спасать), zoopoieo (делать живым), anapneo (переводить дыхание, вдыхать, дышать, жить, вздыхать).

Глагол zoogoneo встречается в аналогичном контексте у св. Ипполита (“Духом Святым зиждется творение и все оживотворяется” Богояв. 9), близкий по смыслу zoopoieo взят из Ин 6:63. Сама мысль о Духе как о Том, Кто дает жизнь, восходит к Иов 33:4. По характеру употребляемых глаголов видно, что св. Феофил понимал участие Духа Святого в бытии мира как непрестанную опеку, подобную материнской: Дух Святой дает жизнь миру и всему, что его составляет, постоянно заботится о пропитании всякого создания, о каждом его вздохе.

ЖЕНСКИЙ ОБРАЗ ДУХА СВЯТОГО У СВЯТЫХ ОТЦОВ И ПИСАТЕЛЕЙ РАННЕЙ ЦЕРКВИ

Х Международные Рождественские Образовательные Чтения. Секция «Православная антропология и психология». Сборник докладов. М., 2002.

Святой Феофил не единственный, кто называет Дух Святой Премудростью. То же можно обнаружить и у св. Иринея (Пр. Ер. II.30.9, III.24.2)», позднее у св. Афанасия Великого. Lebreton видит в этом влияние сирийской или арамейской христианской традиции, в свете чего, по его мнению, идентификация Духа и Премудрости приобретает значение выражения женского образа в Божестве. Lebrеton J. History of the Dogma of the Trinity from its Origins to the Concil of Nicea. London, 1939. — P. 832.

… Во времена древних христиан действительно бытовало такое мнение, никогда, впрочем, не обращавшее на себя особого внимания: что Дух есть Мать Сына. Оно встречается в «евангелии от Евреев»: «И произошло так, когда Господь выходил из воды, Дух Святой сошел и наполнил Его, и покоился в Нем, и сказал Ему: Мой Сын, из всех пророков я ждал Тебя… ибо Ты Мой покой, мой Сын первородный, и Ты будешь править вечно (Иероним, Нов. 11.2)»; «Так сделала Мать Моя, Дух Святой, взяла Меня за волос и перенесла на гору Фавор (Ориген. Ио. 11.12)». Возникновение этой идеи было обусловлено, во-первых, тем, что на семитских языках (еврейском, сирийском) слово «Дух» — женского рода, а во-вторых, тем, что в каноническом евангельском описании Богоявления слова: Ты Сын Мой Возлюбленный… (Мф. 3:17) можно было вполне понять как принадлежащие сходящему Святому Духу. К тому же, вероятно, сказывалось желание усимметрить Троицу с точки зрения соответствия человеческим семейным отношениям: Бог-Отец, Бог-Мать, Бог-Сын. Три века спустя эта мысль еще раз всплывет в христианской литературе: у латинского автора IV в. Мария Викторина, который пишет дословно следующее: «Нет ошибки в том, чтобы Святого Духа считать Матерью Сына (Аdv. Arium. I.57)».

На латыни «Дух» будет «spiritus» — слово мужского рода, и высказывание Викторина указывает на то, что подобные представления о женском образе Духа Святого не обусловлены языковыми особенностями, но вытекают из самого теоретизирования древних христианских писателей о Боге.

Греческое «pneuma» — среднего рода, однако и у грекоязычных Отцов Церкви встречаются указания на некоторую, довольно определенную, связь Духа Святого с женским началом.

Св. Мефодий Патарский (кон. III в.) первым определил образ Божий в человеке как образ Триединства Божественных Личностей, отображенный в отношениях человеческих личностей разного пола: нерожденный Адам есть образ Отца, рожденный его сын есть образ Сына и Слова Божия, а происшедшая из него Ева означала исходящее лицо Духа Святого (Фр. Х). Тоже утверждает прп. Анастасий Синаит (VIII в.): «Потому Боги не вдунул в Еву дыхание жизни, поскольку она есть образ Святого Духа — дыхания и жизни, и поскольку ей надлежало, посредством Святого Духа, воспринять Бога».

Эти высказывания Отцов о Еве как образе Духа Святого очень близки по смыслу к триадологии «Евангелия от Евреев». Половое разделение единой человеческой природы, подразумевающее межличностное единение (см. Быт. 2:23), понимается как образ отношения Божественных Ипостасей Триединого Бога. И образом Духа оказывается именно женщина.

Женский образ Духа Святого нашел отражение не только в представлении о внутрибожественных отношениях, но и в понимании отношения Духа к верующим: так, в апокрифических сирийских «деяниях Фомы» (нач. III в.) Дух называется «Матерью сострадательной» (Acts of Thomas 2:27).

Это обзорная работа, и она не преследует цели дать догматическую оценку описанным выше мнениям. Однако со своей стороны хотелось бы сопоставить с ними высказывания современных православных богословов о соотношении образа Божия в человеке и половом разделении. «Мужчина и женщина, как учит Библия, созданы по образу Божию…, и это

становится ясным только в свете догмата о Троице… в Божественном замысле мужчина и женщина отображают и представляет тайну Святой Троицы», «тринитарная модель жизни — это отнюдь не единство на уровне естества, но соединение в любви свободных и отличных друг от друга ипостасей. Таким образом, различие полов обусловлено необходимостью выразить в рамках тварной природы образ жизни нетварного».

Согласно православному вероучению, Божественные Ипостаси едины во всем, а отличаются иным образом бытия. В некотором роде вполне корректно рассмотрение мужественности или женственности как иного образа бытия одной и той же человеческой природы.”

Максимов Ю. В. Учение о Святом Духе в ранней Церкви (I-III вв.). M.: Центр библейско-патрол. исслед.: Империум Пресс, – 2007. – 207 с.

Закрыть меню
×
×

Корзина