Вечная Женственность

ЮЛИАНА НОРИДЖСКАЯ

Откровения Божественной Любви

(ок. 1342–1416/1429? гг.) — святая Англиканской Церкви — до недавнего времени была практически неизвестна как на Западе, так и в России. Первая женщина-писательница в истории английской литературы, богослов и мистик средневековой Англии лишь в последние годы приковывает к себе внимание различного рода специалистов: историков, филологов, философов, культурологов, психологов и даже врачей (книга используется терапевтами для лечения). Особенно ее популярность возросла за последние 20 лет, после того как в 1980 г. она была официально включена в список почитаемых святых Англиканской Церкви. С этого времени возрастает интерес разного рода исследователей как к личности автора, так и к ее единственной книге под названием «Откровения Божественной Любви». После долгого заключения в маленькой камере в Норидже, в Англии, она заявила, что испытала 16 видений Христа, которые стали основанием для многих классических мистических текстов, включая «Откровение божественной Любви». Интересно, что она обращалась к Богу «Мать».

Юлиана НориджскаяОткровения Божественной Любви./Пер. С англ.Юлиана Дресвина. Научное издание. Русский Фонд Содействия Образованию и Науке. 2010

Стр 291

…я увидела, что Бог радуется тому, что Он наш Отец, Бог радуется тому, что Он наша Мать, и Бог радуется тому, что Он наш истинный супруг, а наша душа – Его возлюбленная жена.

Стр 327 …глубокая мудрость Троицы – наша Мать…

Так наша Мать действует милостью ради всех Своих возлюбленных чад, которые послушны и покорны Ему.

… и по милости мы имеем наше совершенствование и восстановление в нашей Матери, в которой наши части объединяются и составляют совершенного человека; и по воздаянию и дару благодати Святого Духа мы исполняемся.

стр 329 … и наша сущность – в нашей Матери, Боге Всемудрости…

Стр 333

Я различила три вида материнства в Боге. Первый – это основа творения нашей природы. Второй – это принятие нашей природы и здесь начинается Материнство благодати. Третий – Материнство действия, и в нем при помощи той же благодати возрастает долгота, ширина, высота и глубина – бесконечно; и все это есть Его любовь.

Стр 335

Обязанность Матери – самая близкая, самая нужная и самая надежная.

Это чистое, прекрасное слово «Мама» столь сладко и столь естественно само по себе, что оно не может быть по-настоящему сказано ни о ком, кроме Него и той, кто есть истинная Мать Его и всех. К свойствам Материнства принадлежит природная Любовь, Мудрость и Знание, а это и есть Бог…

стр 343

… наша Небесная Мать… никогда не может попустить, чтобы мы, Его чада, погибли. (Ср.Ис.49:15)

Он хочет, чтобы мы были как дети, потому что, когда дитя ушиблось или испугалось, оно поспешно бежит к Матери, а если не может больше бежать, то зовет Мать изо всех сил на помощь. Таким образом, Он хочет, чтобы мы поступали подобно смиренному ребенку, говоря так: «Моя добрая Мама, моя милостивая Мама, моя драгоценная Мама, пожалей меня. Я испачкался и сделал себя неподобным тебе, и я не могу и не умею исправить это, разве только с твоей помощью и благодатью.»

Стр 345

Прекрасные благодатные руки нашей Матери оберегают нас с готовностью и тщанием. Ведь во всем этом действии Он словно становится нашей Кормилицей и старается сделать все для блага и спасения своего дитяти.

Стр 353

Прекрасна и мила наша небесная Мать пред глазами нашей души; драгоценны и любимы благонравные дети пред глазами их небесной Матери. Дитя не разочаровыввется в любви Матери… И я поняла, что в этой жизни нет состояния выше, чем детство.., до времени, пока наша благодатная Мать не приведет нас в блаженство нашего Отца.

Юлиана Дресвина «ОТКРОВЕНИЯ БОЖЕСТВЕННОЙ ЛЮБВИ» ЮЛИАНЫ НОРИДЖСКОЙ http://www.s-and-e.ru/fileadmin/user_upload/books/juliana_glava.pdf

Стр 115-116 Бог представляется автору как Мать, мама.

Книга Юлианы во многом не похожа на современные ей книги, написанные женщинами. В ней нет страшных картин ада, чистилища, наказаний. Бог представляется здесь не как грозный Судья, карающий грех и наказывающий грешника, а как любящая Мать, утешающая, защищающая и врачующая падшего человека.

…последняя тема, заслуживающая внимания исследователей — это тема материнства Бога. Как пишет Юлиана: «…прекрасное слово “мама” столь сладко и столь естественно само по себе, что оно не может быть по-настоящему сказано ни о ком, кроме Него и Той, кто есть истинная Мать Его и всех. К свойствам Материнства принадлежит природная любовь, Мудрость и Знание, а это и есть Бог» (с. 337).

Стр 37-40

Тему «домашности» Бога продолжает рассуждение о том, что Всевышний– это не только наш Отец, но и Мать. Идея божественного материнства не случайно стала одной из «визитных карточек» Юлианы в современном восприятии: несмотря на то что метафора Бога как Матери не является уникальной чертой «Откровений»– она представлена как в Писании, так и в средневековом богословии,– именно под пером нориджской затворницы эта тема получила наиболее детальное и убедительное развитие. Как и во многих других случаях, Юлиане удалось не просто суммировать предшествующую культурно-богословскую традицию, но и обогатить ее, исходя из собственного опыта и полученного откровения. Тема материнства Бога, упомянутая у Амвросия, Августина и греческих отцов Церкви, не получила дальнейшего развития в раннесредневековом богословии из-за своей кажущейся связи с гностицизмом. Гностики часто рассматривали Божество как двуполую диаду, слияние мужского и женского начал, из которых происходит все сущее. К классическому и особенно позднему Средневековью, когда влияние гностицизма не было уже таким угрожающим, христианские мыслители вернулись к разработке старой темы. В XIII веке никого уже нельзя было удивить тем, что материнские функции часто при- писывались церковноначалию, епископам и аббатам, как «заместителям» Христа на земле: их взаимодействие с паствой рассматривалось как отношения родительницы и ребенка . Если основной акцент в монашеских писаниях такого рода делался на выкармливании и воспитании, то в современной им мистике внимание также уделялось утешению Богом человечества, врачеванию ран, нане- сенных грехом, и сравнению Крестных мук с родами. Все это присутствует в английском богословии в трудах Ансельма, Элреда, Уолтера Хилтона и в «Правиле для отшельниц» . На основе уже существующих истолкований божественного материнства Юлиана конструирует свое объяснение, многогранное и богатое взаимодополняющими смыслами. Впервые она поднимает эту тему, когда говорит о Святой Церкви как о своей матери. От одного общего места, Матери Церкви, Юлиана переходит к другому: что Церковь– это Христос (гл. 61). С этого момента отождествление Христа и Матери становится логически возможным. Материнство Христа занимает важное место в тринитарном богословии «Откровений»: функция матери– это основное свойство Второго Лица Троицы, божественной Мудрости, традиционно представленной в женском роде (Σοφια, Sapientia). Отец, Сын и Дух определяются Юлианой как Отец, Мать и Господь и характеризуются как Мощь, Мудрость и Благость соответственно. В дальнейшем каждое из Лиц связывается с благой природой, милостью и благодатью, отвечающими за нашу защиту, восстановление и исполнение . Несмотря на всю сложность анализа, стоящего за этими определениями, они– вовсе не абстракции, оторванные от практики: каждый пункт богословия Юлианы укоренен в ежедневном религиозном опыте. Божественное материнство включает в себя такие необходимые процессы, как рождение, кормление, одева- ние, воспитание, утешение, защита и врачевание. Материнство не заканчивается с рождением и вскармливанием: по мере того как человек растет и учится ходить, Бог Мать помогает ему подняться после падения, утешает, врачует раны и ушибы, исправляет поломанное, очищает испачканное, прощает непослушание и радуется взрослению своего ребенка.

В обсуждении материнской роли Бога Юлиане, задолго до возникновения психологии, удалось нащупать механизмы психологического исцеления: любовь, прощение, приятие, «перезаписывание» прежнего болезненного опыта. При этом терапевтическое воздействие книги «Откровений», проявившееся в данном случае особенно ярко, неотъемлемо ни от всей совокупности ее богословия, ни от учения Церкви в целом. Примечательно, что в видениях Юлианы практически отсутствуют картины зла и гнева– как Мать может сердиться на свое дитя?

 
 
×
×

Корзина